Jihad Not Terror

Precise language is necessary for critical thought. The use of the word “terror” instead of jihad is an example of using the wrong word. Jihad is the word that Islamic texts use and it is accurate.

Probably the worst artificial word to be minted is “combating violent extremism”. It sounds like it is straight from the novel, 1984.

We need to use the words that come from Islam to describe Muslims’ actions and thoughts.

Both Billionaire Digital Oligarchs & the Sharia Work for my Digital Death Виртуальные олигархи-миллиардеры и шариат работают на мою виртуальную смерть

Где-то в мире сегодня критик ислама подвергается цензуре в Интернете. Задача виртуальных олигархов-миллиардеров состоит в том, чтобы заставить политических диссидентов, таких как я, потерять свое значение; подавить, если не стереть, всякий след нашего онлайн-существования. А если вы не находите никого в Интернете, то существуют ли они в действительности? Таков экзистенциальный вопрос виртуального века.

Свобода слова и обсуждение идей на открытых площадях — это основа просвещенного общества. Цензура слова и идей является тиранией, подавляет творчество и является шагом назад для человечества. Если я умру виртуальной смертью, то такой же смертью умрете и вы.

Jihad Not Terror

Джихад, а не террор

Я выступаю за открытые вопросы властям. Я стою за честность, рассуждения, основанные на фактах, и обсуждения. Я возражаю против всякой цензуры, в том числе, против законов о высказываниях ненависти. Я отвергаю навешивание ярлыков и оскорбления. Я — Билл Уорнер.

Я хотел бы поговорить с вами об использовании правильных слов. Вскоре после 9/11, американцы ввели в речь новое выражение «война с террором» и близкое к нему — «антитерроризм». Мусульмане также внесли в нашу речь такое выражение, как «религия мира», т.е., что ислам — это «религия мира». Потом, при Обаме, у нас появилось новое словосочетание «борьба с жестоким экстремизмом». И тут же возникла проблема, поскольку ни один из этих терминов относительно террора не указывает на его причину. Любой может быть террористом. Я могу предположить, что и я мог бы быть террористом. Одним из прикрытий для ислама является настойчивое утверждение, что христианские консерваторы и буддисты такие же террористы, как и мусульмане. Вот такое дело. Такие люди, как Тимоти Маквей, про которого говорят, что он был террористом-христианином, а он утверждал, что он атеист, хотя, что он мог знать. А что же ислам? Он утверждает, что это не террор, не война с террором, а джихад, а Коран говорит также о борьбе за дело Аллаха.

Что касается видов джихада, то есть один такой, который связан с террором:

Коран 8:12 «Я вселю ужас в сердца кафиров, поэтому отрубайте им головы, отрубайте каждый кончик их пальцев».

Вселять ужас — это только один аспект джихада. Нам необходимо использовать джихад как систему идей. Террор — это тактика. Джихад — это доктрина, и есть еще много видов джихада: меч, письменный документ, речь, деньги… Между прочим, джихад меча, несмотря на то, что именно о нем пишут в новостях, является наименее опасной формой джихада. Цивилизационный джихад гораздо опаснее, чем джихад меча.
Джихад — значит борьба, а не священная война и есть разные виды джихада.

Миграция изменила учебники в Теннесси, чтобы они отражали потребность Мусульманского братства — это форма джихада; халяльная пища в школах, в тюрьмах — это джихад; превращение хиджаба в рабочую одежду — это джихад. Цивилизационная война — это джихад.

Теперь, если бы среди нашей аудитории были мусульмане, они бы тут же воскликнули: «Ой, стойте, стойте, стойте! Настоящий джихад — это большой Джихад, внутренняя борьба, которая распространяется на все религии». Тут дело такое:

Нет никакого хадиса относительно большого Джихада. Я перебрал все хадисы у Бухари, которые относятся к джихаду, и около 2% из них говорят о джихаде как внутренней религиозной борьбе, однако, остальные 98% разного рода джихада, о которых вы могли бы подумать, — это джихад меча. Нам надо начать использовать правильные слова. Надо прекратить использовать термин «террор» и начать использовать термин «джихад». Видите ли, джихад указывает на мотив, он является частью широкого фронта исламской доктрины. Джихад — это сама исламская доктрина, и мусульмане, которых мы называем террористами, ссылаются на нее как джихад.

Теперь давайте обратимся к борьбе с «жестоким экстремизмом», говоря языком Обамы. В джихаде нет никакого экстремизма. Джихад — это совершенно нормально, Коран это даже рекомендует, и Мухаммед совершил 95 актов джихада за 9-летний период. Так что, если вы практикуете джихад, то вы умеренный, а не экстремист. Все это дело с экстремизмом и умеренностью вызывает просто смех, потому что все, что принимается в расчет, это то, что Мухаммед делал и то, что в Коране написано. Есть и другая причина для употребления слова «джихад». Это цивилизационная война, а не война с террором, и, между прочим, есть кое-что отдельное.

Если вы используете слово «джихад», то сразу услышите Мусульманское братство, левых, апологетов, профессуру, бесхребетное духовенство. «Джихад» показывает, что вы знаете, кто враг. Есть и другая причина не использовать слово «террор»: его использовали Буш и Обама. Неужели вы хотите последовать их примеру? Используйте лексику самого ислама. Вы видите, я не отхожу от реальности. Я мульти-культуролог и говорю языком ислама. Это война идей, а в такой войне нельзя победить, используя неправильные слова, которые приводят к нечеткому и неправильному мышлению. Почему вы думаете, левые контролируют политкорректность высказываний? Потому что так они контролируют идеи. Так что будьте осторожны и не используйте слово «террор», «террорист», а используйте слова «джихад», «джихадист», и это будет самым правильным. Иначе как мы собираемся вести войну, используя неправильные слова. Благодарю вас.

Leave a Reply

We require registration to prevent excessive automated spam commenting.